The Second Summer of Love (Второе Лето Любви)

                                                                             

 

                                                                                                                  МЫ ПРОТИВ НАРКОТИКОВ!!!

 

Для Британии конца восьмидесятых ACID HOUSE (не музыкальный жанр, а охватившая страну волна стихийных рейвов) был спасением, если угодно — смыслом жизни. Времена это были не самые веселые: при консерваторах народ сидел без работы и денег, мучился депрессией и бездельем и не находил утешения даже в главных радостях простого британца − музыке и футболе. На радио звучала попса, а стадионы методично превращались в поле боя.
В 1988-м в Англии наступило «Второе Лето Любви». Первое состоялось в 1967 году, когда больше ста тысяч участников движения хиппи собрались в районе Хейт-Ашбери в Сан-Франциско. Это был огромный знак протеста, столкновение традиционной культуры и контркультуры.

The Summer of Love

«Второе Лето Любви» — танцы до упаду и ощущение свободы вдруг соединили в одном порыве клерков, пролетариев из неблагополучных районов, секс — меньшинства и футбольных хулиганов.

The Second Summer of Love

Причем роль LSD, благодаря которому во многом и случилось «Первое Лето Любви» хиппи в 1967-м, на этот раз сыграл другой наркотик − «экстази», синтезированный в 1976 году Александром Шульгиным — MDMA.

Александр Фёдорович Шульгин
MDMA(Метилендиоксиметамфетамин)

«Экстази» — общее название для группы синтетических наркотиков-стимуляторов амфетаминной группы, часто с галлюциногенным эффектом. Белые, коричневые, розовые и желтые таблетки или разноцветные, часто с рисунками, капсулы содержат около 150 мг препарата. «Экстази» — дорогой наркотик, и обычно его потребители переходят на систематический прием героина или амфетаминов.

Признаки опьянения:

Наркотическое действие продолжается от 3 до 6 часов. Возбуждается центральная нервная система, повышается тонус организма, увеличивается выносливость, физическая сила. Под действием «экстази» принявший может выдержать экстремальные эмоциональные и физические нагрузки, не спать, не чувствовать усталости. За искусственный «разгон» организма приходится расплачиваться: после прекращения действия наркотика наблюдается состояние апатии, подавленности, сильной усталости, сонливости. Это состояние может продолжаться несколько дней, так как организму требуется восстановить израсходованные силы

Последствия употребления:

Психическая зависимость; депрессия, вплоть до самоубийства; физическое и нервное истощение; страдает нервная система, сердце, печень, дистрофия внутренних органов; изменение генетического кода. Возможны смертельные исходы от обезвоживания, перегрева организма, острой почечной недостаточности. Под конец Лета любви ‘88, первая смерть от экстази: Джанет Мейз,21-год (данные рознятся), во время облавы полиции Британии умирает от передозировки — она приняла две таблетки MDMA сразу и, не приходя в сознание, умирает по пути в больницу. Теперь, некогда благосклонная к рэйвам и Acid House, пресса взвыла. 17 августа газета «The Sun» публикует статью об ужасах подпольных вечеринок. Материал не совсем точный: журналисту показалось, что в заведениях принимаются ЛСД (вполне логично он принял acid за лизергид), а совсем еще недавно «The Sun» печатала путеводитель по ночной Acid House жизни и даже выпускала футболки со «смайликами».

желтые смайлики Acid House
желтые смайлики Acid House
желтые смайлики Acid House

Но сейчас об этом не вспоминают. Общественность шокирована и дезориентирована: считалось, что экстази безвреден и даже полиция не имела ничего против Acid House вечеринок.
Культура танцевальных вечеринок новой формации пришла в Британию с Балеарских островов. На Ивисе, которая в те времена была не столицей массового клаббинга, а дешевым курортом и местом обитания постаревших хиппи, еще с середины восьмидесятых практиковались утренние afterparty с весьма своеобразным подбором музыки. HOUSE -музыки тогда толком и не было, так что в ходу были пластинки «Art of Noise», итальянское диско, бельгийский нью-бит, соул, электроника Жан-Мишеля Жарра. При этом Dj запросто мог завести что-нибудь из репертуара Брижит Бардо, Имы Сумак или группы «War». Мало-помалу из этой разношерстной мешанины выкристаллизовался отдельный музыкальный жанр, названный «балеарик-бит» или «балеарик-TRANCE», — для Ивисы идеально подходили легкие и неторопливые танцевальные треки на грани HOUSE-музыки и Downtempo с психоделическим налетом.
В 1985-м на одну из таких вечеринок в клубе Amnesia попадает компания британцев, один из которых отмечал на островах 22-летие. Звали этого человека Пол Окенфолд (Paul Oakenfold).

Danny Rampling
Paul Oakenfold

Пол и его друзья, среди которых был еще один будущий Dj-суперзвезда Дэнни Рэмплинг (Danny Rampling), настолько были поражены увиденным, что немедленно попытались воссоздать дух Ивисы на родине. Однако на хмурых и холодных островах сделать это было непросто — попытки устраивать балеарские вечеринки в Лондоне проваливались два года кряду, пока Окенфолд наконец не пришел с этой идеей в клуб Heaven. Этот клуб, расположенный под мостом Чаринг-Кросс, всегда славился передовой музыкой и был чем-то вроде европейского ответа нью-йоркскому Studio 54. Здесь танцевали под Hi-NRG-диско, а гуру за вертушками был Иэн Левайн (Ian Levine).

Ian Levine

В «Раю» Полу предложили самый невыгодный день — понедельник, однако тот решил рискнуть и не прогадал. В Heaven вечеринки, получившие название Spectrum, наконец обрели благодарную публику.Вечеринки вскоре стали называть «театром безумия» — в клуб, вмещавший человек восемьсот, набивалось до полутора тысяч.

Spectrum

Вокруг Spectrum и сменившей ее новой серии Land of Oz выросло целое поколение музыкантов и Dj(The KLF,The Orb,Aphex Twin, Sven Vath).

The KLF
The Orb
Aphex Twin
Sven Vath

Термин «рейв» входит в обиход в 1989 году, хотя, как явление, существовал до этого многие годы. Точную дату рождения феномена отследить практически невозможно.

The Second Summer of Love

Шумные вечеринки до утра всегда оказывались под запретом,однажды,во время одного из рейвов, арестовали более 800 человек, что стало самым массовым арестом в истории Великобритании. Тогда, в 1990-м, в деревушке Гилдерсом, Западный Йоркшир, полицейские появились на фестивале в пять утра и увезли в 26 участков 836 человек, впоследствии только 8 из них удалось предъявить реальные обвинения. Больше всех пострадал Dj Rob Tissera, игравший в момент разгона.

Rob Tissera

Он призвал толпу выкинуть «ублюдков» с вечеринки, за что был приговорён к трём месяцам заключения. Но жаждущая кутежа молодежь находила решение. Заброшенные склады и фабрики, леса и поля – их наводнили толпы молодежи в ярких костюмах и респираторах. Десять тысяч человек поймали волну и лихо отплясывали на складе в Блэкбёрне на рейве Blackburn, когда в ангар ворвались полицейские с щитами и потребовали прекратить вечеринку. Так и закончилась целая эпоха. Грандиозные рейвы в тихом английском городе (проходили с 1988 по 1990) положили начало масштабному рейв-движению, захватившему сначала страну, а потом и весь мир. «Люди ехали со всех ближайших городов. Машины просто стояли на дорогах. Это было за пределами всяких законов, просто запредельно», — вспоминает один из Dj Дрю Хэммет. Рейвы в Блэкбёрне стали феноменом, их обсуждали в парламенте, а в 2010-м режиссёр Пирс Сандерсон снял о них «фильм, которого ждало целое поколение» — «Большие надежды».В 1992 году полиция решила отменить Avon Free Festival в Бристоле. Мероприятие проводилось несколько лет подряд и привлекало к себе всё больше людей. Когда количество желающих потусоваться там превысило критическую, по мнению властей, отметку, начались проблемы. В результате около 40 тысяч человек ломанулись в живописный район Malvern Hills с холмами и полями на недельный бесплатный фестиваль Castlemorton Common Festival. Этот рейв стал крупнейшим со времён легендарного Stonehenge Free Festival, проводившегося с 1974 по 1984. Правда, от расслабленности 70-х не осталось и следа. Фестиваль вызвал огромный интерес не только у участников действа, но и у полиции. Репортёры тем временем опрашивали местных жителей, заявлявших, что им страшно спать ночью от звуков странной музыки. А от развернувшейся вакханалии якобы умирает домашняя скотина. Всё это привело к тому, что в 1994 году появилась новая версия Акта о криминальной юстиции и общественном порядке — законопроект внесли в парламент с целью криминализировать свободные вечеринки, вольных путешественников, сквоттеров и любую протестную или кажущуюся такой деятельность. Рейверы не отступали. На Трафальгарской площади прошла демонстрация Freedom To Party. Выступили активисты рейв-движения, отыграли Genesis’88, Biology, Sunrise, Weekend World, Fantasy FM 1990 и другие. Дэбби Малон пела свой хит Rescue Me а капелла, когда полиция отключила музыку, а MC Chalky White увезли в участок после того, как он попытался произнести речь. Очевидцы уверяют, что, несмотря ни на что, вечеринка на восемь тысяч человек удалась. Не только в Великобритании полиция круто меняла планы организаторов рейвов. Вот рейдерский захват на вечеринке в Юте в августе 2005-го. Вертолёты, овчарки, автоматы, слезоточивый газ, электрошокеры, полицейские в бронежилетах, людей с криками укладывают лицами в землю и обыскивают… Полный хаос и кошмар. Слышно, как кто-то в шоке произносит: «Понятия не имею, что происходит!» Обвинений было много: местный шериф заявил и о сексуальном насилие, якобы имевшем место на других подобных вечеринках, о наличии запрещённых препаратов, о кражах, а также — классика рейвов: на вечеринку пришло слишком много людей, больше чем планировалось, и это не понравилось стражам порядка.

The Second Summer of Love

Вопреки недовольству политиков и пожилых мещан, рейв набрал бешеную популярность, а его исполнители прочно обосновывались на вершине музыкальных чартов.

The Second Summer of Love

Вечеринки на открытом воздухе, проходившие, как правило, в предместьях больших городов, были чистым любительством — вход был бесплатным, да и затраты на их организацию были минимальными: все, что требовалось, — погрузить в микроавтобус колонки, усилитель и пару вертушек.

The Second Summer of Love

Информация распространялась исключительно методами сарафанного радио (к которому то и дело подключались процветавшие в Англии «пиратские» радиостанции), однако за год развлечение для узкого круга меломанов превратилось в массовое действо. Основной музыкой британских рейвов стали Аcid House и TECHNO, которые в дальнейшем развивались и образовывали новые жанры и направления. Звук Acid House поглотил большую часть Британии. Ранние мелодии — такие, как «AcidTrax» (группа «Phuture», 1987) и работы Деррика Мэя — были минималистскими музыкальными гибридами, с изменяющимися частотами, неустанными ритмами, нетрадиционной структурой и сверхъестественным, нетривиальным звуком.

Derrick May
      1. Acid trax - Phuture

В то время, как чистая домашняя музыка смягчала свои ритмические идеи, включая большее количество мелодий и гармоний, Acid House устремлялся к новым крайностям, используя технологию для создания таких звуков, которые никогда не могли бы смоделировать люди.
Возникнув в Чикаго и Детройте, эта музыка пересекла Атлантику и пустила корни в массовых нелегальных объединениях, что стало основой для нового направления, известного как рэйв. Это была эра марафонских танцев и возрожденных идеалов хиппи — это пришло Второе Лето Любви.
Постепенно вечеринки начал выходить из подполья. Одним из важных шагов к этому стало проведение фестиваля «Apocalypse Now» на лондонском стадионе «Уэмбли». На нем присутствовало немало съемочных групп. Сказать, что телезрители были шокированы тем, как проводит время британская молодежь, – это не сказать ничего. Любой музыкальный жанр по ходу своего развития распадается на поджанры, и рейв не стал исключением. Переломным временем, когда он стал больше ассоциироваться с брейкбит-хардкором, стали 1991-92 годы. Во многом этому способствовал Джоуи Белтрам, выпустивший жесткий минималистичный сингл Mentasm.

      2. Mentasm - Joey Beltram
Joey Beltram

В это же время дебютным синглом Charly свою карьеру начинают Prodigy. Они быстро завоевывают фанатов не только музыкой, но и сценическими образами, костюмами, эффектными шоу, безумной энергией. Однако не все были в восторге от группы. Многим ее звучание казалось поминальным звоном для рейва. Позже влиятельный музыкальный журнал Mixmag вышел со статьей, в которой спрашивал «Убил ли Charly рейв?».

      3. The-Prodigy_-_Charly
«THE PRODIGY»

С того момента рейв окончательно вышел из тени, его исполнители стали появляться на ТВ и называть свою музыку «танцевальный рок». Стиль все больше обрастал африканскими ветвями – в нем начал слышаться jungle, dub и dancehall.
Рейв — неконтролируемая дискотека в поле, складском помещении, заброшенном заводе. Электронная музыка вводит в транс повторяющимися битами. Места вечеринок традиционно сообщались своим, и за считаные часы, а то и минуты до начала — при этом на вечеринки собирались сотни, а то и тысячи людей. Рейвы пришли на смену фестивалям хиппи и стали новым глотком свободы, а электронная музыка разных жанров сменила рок-н-ролл. Рейвы становились популярнее, множилось количество организаторов вечеринок и тех, кто хотел на них попасть. Поначалу вся эта история не имела ничего общего с коммерцией. Но растущие масштабы мероприятий всё больше привлекали власти. Полиция требовала немалые суммы за получение лицензии и обеспечение охраны. Организаторам приходилось либо играть в матёрых конспираторов и сохранять дух свободы, либо выполнять все требования полиции и решать финансовые вопросы. Так бесплатные отвязные тусовки начали перемещаться в клубы. Но старая школа не ушла в прошлое, что продолжают доказывать рейвы в разных странах, на которые по-прежнему готовы прийти тысячи людей.

The Second Summer of Love
The Second Summer of Love
Acid House взрывает мозг

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.