Juan Atkins ( Хуан Аткинс)

      1. No UFO's (vocal) - Model 500
      2. Techno Music - Juan Atkins
      3. Future (Instrumental) - Model 500

«TECHNO – это музыка, звучащая, как технология»!!!

TECHNO-музыка — это рассказ об испытаниях, выпавших на долю детройтцев. Рассказ, в котором нет слов, а есть лишь несколько повторяющихся до бесконечности нот, но в этих нотах заключена потрясающая сила, подобная силе отказывающейся угасать жизни. В техно много металла, много стали, много стекла, а ещё, если закрыть глаза, в нём можно расслышать эхо человеческого крика.
Детройтское техно, как и джаз с блюзом, — это боль, превращённая в музыку. Поэтому «научиться» TECHNO невозможно: вы знаете кого-нибудь, кто бы смог научиться боли?
Обычно стили зарождаются на месте слияния культурных течений, идей и событий, которые перерождаются в деятельность разнообразных музыкантов, продюсеров, ди-джеев, и результатом этой деятельности становиться появление своеобразного эмбриона. Он растет, развивается, приобретает форму. Так было с HOUSE музыкой и даже с рок-н-роллом. Так было и с TECHNO.

Juan Atkins

Только идеи, концепции и звук исходили от одного человека. Им был Хуан Аткинс (Juan Atkins) родился 9 декабря 1962 в Детройте. Хуан Аткинс — американский музыкант, работающий в жанре Детройт-TECHNO и электро. Является одним из первопроходцев в TECHNO-музыке , негласно зовущийся в техно-сообществе «Инициатором» («The Originator»). Будучи сыном концертного промоутера, Хуан с юных лет тянулся к музыке, часами переслушивая пластинки группы «Parliament» и выучиваясь игре на бас-гитаре и пианино. Увлекшись работами великих роботов Kraftwerk, он решил и сам сделать нечто подобное. Именно на почве любви к творческим экспериментам школьник американского города Белвилль сошелся с Дерриком Мэем и Кевином Сондерсоном, будущими корифеями Детройта: вместе эта бельвилльская троица и произвела на свет жанр TECHNO, каким мы знаем его сегодня.

The Belleville Three

Так, в 1982-ом году в качестве половины группы Cybotron Аткинс записал трек «Clear» – прототип того, что сейчас называют минималом. Вместо того, чтобы скрещивать музыку Kraftwerk с битами хип-хопа, как делали многие, он предложил электронике прямую бочку; каждый услышавший «Clear» поймет, что трек почти ничем не отличается от того, что выпускается в наши дни, за одним исключением – он лучше, чище и в нем есть первозданный грув.
Вскоре Аткинс покинул этот проект ради нового – Model 500, где на пару с Мэем мастерил музыку, буквально дышащую машинерией города моторов. Рожденный электроникой, фанк эпохи цифровых технологий тем не менее держался на джазовых основах и был по-человечески понятен. На фоне грандиозного успеха Аткинс сотоварищи открыли звукозаписывающую контору Deep Space Records, на базе которой позже заработал клуб Music Institute – заводское помещение, открывшее миру второе поколение детройтских музыкантов, таких как Карл Крейг и Ричи Хотин.

Richie Hawtin

Впоследствии Хуан построит собственную студию Metroplex в подвале дома и примет участие в британском Лете любви, где в число его поклонников запишутся A Guy Called Gerald и 808 State. Европа сойдет с ума по Чикаго и Детройту, и начнутся бесчисленные поездки Аткинса в Берлин: он сдружится с Морицом фон Освальдом и Томасом Фельманом, выпустит первый альбом со времен Cybotron и сборник классических треков Model 500. Тогда-то, в середине девяностых и обнаружится, что именно Аткинс первым показал дорогу всем нынешним TECHNO Dj.
Первая пластинка вышла в 17 лет, занимался музыкой со старших классов школы. После школы учился два года в колледже на аудиоинженера, где познакомился с Дерриком Мэем и Мэд Майком.
Вот как Хуан Аткинс отвечает на вопрос, чем Детройт-TECHNO отличается от другой музыки, например чикагского HOUSE-движения: «TECHNO всегда было проникновеннее и прогрессивнее. Оно шло настолько далеко, насколько позволяла научная фантастика. В школе я взял предмет «Исследования будущего». Одна из книг, которую мне было необходимо прочитать, называлась «Будущий шок», автор — Элвин Тоффлер (Alvin Toffler’s «Future Shock»). И к тому же Детройт, как никакой другой город, претерпел столько изменений. Когда все вокруг подвергается изменениям, ты и сам меняешься.»

Juan Atkins

Про то, что в один прекрасный день Хуан Аткинс заимеет свой собственный лейбл и назовёт его словом «Metroplex», он сам решил в семнадцать лет. Правда для того, чтобы мечта превратилась в реальность потребовалось лет пять, в течение которых он (вместе с ветераном вьетнамской войны Риком Дэвисом) стал локальной знаменитостью, записывая примитивное электро как Cybotron. Это название появилось в результате слияния cyborg (киборг) и cyclotron (циклотрон), а в треках использовался голос Аткинса. Его пластинка Enter, выпущенная в 1983 г. совместно с Риком Дэйвисом (Rick Davis) под именем Cybotron, считается первым TECHNO-релизом в истории электронной музыки. Этот проект впоследствии окажется стилеобразующим для многих направлений электронной музыки.
Этот проект просуществовал недолго, и в итоге музыканты разошлись в разные стороны. Дэвис хотел двигаться в сторону рок-музыки, Аткинса же, напротив, манил футуризм известного футуролога Элвина Толфлера (чьи труды, в особенности его «Третья волна», в последствии оказали огромное влияние на мифологию детройтского TECHNO).
Почти через год после выхода трека «Techno City» и ухода из Cybotron, Аткинс,  помня о своей мечте, в 1985 году запускает свой собственный лейбл «Metroplex» и первым релизом, который на нём становится трек «No UFO’s», который до этого должен был выйти под именем Cybotron. А сам Аткинс, желая скрыть расовую принадлежность, прибегает к нумерологии и придумывает себе имя Model 500.

Juan Atkins

Именно такую музыку и хотел издавать в проекте Cybotron Аткинс. Мрачную, с политическим подтекстом. «Правительство всегда чётко выступало по позиции НЛО, и, безусловно, скрывает важную информацию, — объяснял сам Аткинс. — «No UFO’s» как раз именно про то, как у людей забирают надежду и не дают им смотреть в будущее». К тому же в этом треке, который по сути всё ещё можно отнести к электро, произошли некоторые изменения. Брейкбитовый ритм, присущий ранним работам Cybotron уступил место индустриальной прямой бочке. И именно в этой звуковой конструкции отразилось всё ближайшее будущее детройтской музыки.
Вышедшие чуть ли не сразу после «No UFO’s» следующие пластинки Model 500 – «Night Drive» и «Channel One», продолжили курс на электро. «Time, Space, Transmat» — из этого вокодерного сэмпла с «Night Drive (Thru-Babylon)» через несколько лет Дэррик Мэй (Derrick May) возьмёт имя для своего собственного лейбла «Transmat». Причем возьмёт не только имя, но ещё и все релизы этого лейбла будут выходить под каталожным номером с припиской «MS» (Metroplex Subsidiary – дочерняя компания Metroplex).

Derrick May

Впервые в небогатой истории Metroplex был осуществлен эксперимент с прямым ритмом и музыка, сама того не ведая, ушла в область HOUSE-музыки, которая в то время буйно зацвела в пропитанных наркотиками чикагских клубах.
В этом же году на Metroplex выходит первая пластинка не от Хуана Аткинса, а от нового музыканта – Эдди Фоулкеса. За год до «официального» рождения TECHNO-музыки как жанра с собственным именем и звуковой эстетикой вышла самая настоящаяTECHNO-пластинка. TECHNO в том плане, в котором понимали эту музыку в Детройте восьмидесятых. Сам Аткинс к этому времени в детройтской среде стал непререкаемым авторитетом, заслужив прозвища «Оби Хуан» или же «Волшебный Хуан».
Хуан все эти годы помогал своим друзьям начинающим музыкантам – кому советом, кому более конкретной помощью, и музыкальные наброски многих своих друзей доводил до законченных треков. Совместный проект Аткинса и его двух друзей — Кевина Сондерсона и Дэррика Мэя – «Kreem», это как раз хорошо демонстрирует. В этом треке чувствуется «попсовость», присущая творчеству Сондерсона (для которого лучшей музыкой в мире являлось нью-йоркское DISCO), но этот же трек наглядно демонстрирует зависимость детройтской музыки того периода от музыкальной моды в соседнем Чикаго. Вся музыка, которая до 1987-88 года создавалась в Детройте, делалась на экспорт – с расчётом на чикагские клубы и чикагских Dj.

Kevin Saunderson

Вокруг Хуана Аткинса и Metroplex довольно быстро сформировалась так называемая первая волна музыкантов, работавших в стилистике детройтского TECHNO . В одном из своих многочисленных совместных проектов Аткинс поработал с Кейтом Такером, молодым музыкантом, который впоследствии прославился авторитетнейшим электро-проектом Aux88.

Keith Tucker ( DJ K1.)

В этой пластинке хорошо слышатся заимствования ранней детройтской электроники – чёткий машинный бит и сэмплы с одного из треков группы «Kraftwerk», чья деятельность вообще оказала на всё детройтское TECHNO громадное влияние.

KRAFTWERK

TECHNO-музыка уже давно перешагнула через океан, а в родной для этой музыки стране, новоявленное движение не получило никакой поддержки – вместо этого всяческую поддержку получало растущее хип-хоп движение. Оно было понятным и крупные звукозаписываюшие лейблы знали как его продавать (в отличии от TECHNO). На Metroplex свои TECHNO-треки издаёт недооцененный, но очень талантливый, детройтский музыкант Энтони Шакир. А по другую сторону океана, в Великобритании, молодые музыканты и Dj  на основе музыкальных идей пропагандируемых Metroplex и другими лейблами первой волны, начали делать собственную музыку.
К этому времени многие детройтские музыканты жили уже на два города – Берлин и Детройт.
В 1993 году Хуан Аткинс обзаводится очередным псевдонимом. Под «Infiniti» будут записаны как минимум два классических трека – «Game One» и «Think Quick», быстро ставших если не гимнами главных TECHNO -клубов планеты, то чем-то приближенным. Гипнотическую версию сделал герр Маурицио – Мориц Фон Освальд.

Moritz von Oswald(Maurizio)

Последний классический трек от Metroplex и Хуана Аткинса – по силе воздействия, по эмоциям, по всему. Ремикс, который сделал Мориц Фон Освальд, вообще можно отнести в золотой фонд TECHNO-музыки. Светлый, невесомый, созданный по каким-то неизвестным технологиям – в этом треке (и в особенности в ремиксе Фон Освальда) отражена вся сущность музыки Детройта последних двадцати лет, вся боль этого умирающего города, этой культурной столицы США.
На этом, конечно же, не закончилась история Metroplex — до 2004 года была выпущена ещё пара десятков релизов. Однако все, кто принимал участие в деятельности этого лейбла разошлись кто куда. Аткинс выпускался на бельгийском R&S и немецком Tresor, Дэррик Мэй занимался своими лейблами Transmat и Fragile, Сондерсон поддерживал свой KMS, Энтони Шакир тихо руководил лейблом Frictional Recordings. Один Кейт Такер, который когда-то начинал на Metroplex, в 2002 году выпустил пластинку с говорящим названием — «When Metroplex was Metroplex»(Когда Metroplex был Metroplex). Да и то, совсем на другом лейбле.
Когда Хуана спросили, почему его так часто называют крестным отцом техно, тот ответил: «Может потому, что я он и есть. В самом начале я был всего лишь ребенком, балующимся с аппаратурой – мне хотелось делать что-то новое, совсем другое. Я просто смотрел вперед.»

Moritz von Oswald(Maurizio) & Juan Atkins

Настоящие герои – люди выдающихся способностей, поставленные в исключительные условия. Хуан Аткинс человек своего времени, по чьей биографии можно отслеживать историю танцевальной электроники.
Он экспериментатор со звуком и это он создал легендарный стандарт, именуемый в дальнейшем как Sound of Detroit. Хуан Аткинс — человек, который придумал TECHNO. Таких глыб мировой Dj культуры можно пересчитать по пальцам. Эти люди стояли у истоков всего того, что мы сейчас называем электронной сценой, Dj индустрией. Но несмотря на свой заслуженный ветеранский статус Хуан относится еще и к тем музыкантам, которые всегда бежали «впереди паровоза». Именно поэтому даже спустя 30 лет после своего феерического старта Хуан по-прежнему играет в лучших клубах мира и регулярно подкидывает актуальные синглы, во многом продолжая определять развитие направления TECHNO.

Juan Atkins

TECHNO, разумеется, относится к самым оригинальным, радикальным и влиятельным явлениям в поп-музыке последних 25 лет.
Камень TECHNO упал в океан поп-музыки, пошли большие волны, потом волны поменьше, потом всё успокоилось. Ситуация в музыке, конечно, сильно поменялась – но трудно сказать, отчего именно она поменялась, от падения TECHNO-камня или от каких-то иных причин. TECHNO-камень не утонул!!! TECHNO не закончилось!!!

в составе Cybotron, совместно с Ридардом Дэвисом (1981–1983)

«Alleys of Your Mind» (1981), сингл
«Cosmic Cars» (1982), сингл
Clear (1990),
«Techno City» (1984), сингл
«Clear» (1982), сингл
Enter (1983)

как Model 500 (1985–по наст. время)

Classics (1995) Ремиксы
Deep Space (1995)
«Night Drive»» (1985), сингл (включает «Time Space Transmat»)
Sonic Sunset (1994)
Body and Soul (1999)
«No UFO’s» (1985), сингл

как Infiniti (1991–1998)

Skynet (1998)
«The Infinit Collection» 1996

как Model 600 (2002)

Update 2002, сингл

как Juan Atkins

The Berlin Sessions 2005

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.