Matthias Roeingh «Dr. Motte» (Маттиас Реинг)

Берлинский техно-диджей Доктор Мотте уже более тридцати лет стоит на службе и страже «технической» электронной танцевальной музыки. Он относится к старейшим техно-Dj Германии.

Dr. Motte
Dr. Motte

Доктор Мотте (Dr. Motte) и в свои 55 лет не утратил пыла и задора, техно-музыка ему вовсе не надоела, хотя сменилось уже несколько поколений танцоров и несколько поколений тех, кто пристрастился к техно, а потом унес от него ноги. «Мы любим купаться в этом саунде, — говорит он. — И мы любим к тому же слушать музыку громко, потому что дома этого делать нельзя, потому что кто-то тут же вызовет полицию».
Доктор Мотте, заводя пластинки, никакого плана не придерживается, а ориентируется, так сказать, на местности. Он приносит с собой на выступление 300 грампластинок, а заводит лишь малую их часть. Сколько же у него всего дисков, он и сам не знает.
«Обычно я поступаю так. Когда я завожу диски, я всегда смотрю на то, что крутил Dj, выступавший передо мной, а также на то, как на него реагировала публика на танцполе, как выглядит клуб, какое в клубе вообще сейчас настроение, — делится он секретом мастерства. — Я стараюсь это настроение ухватить и поддержать своей музыкой. Конечно, я вношу и свои собственные импульсы. Когда ты меня слушаешь, ты слышишь мою душу, потому что та, музыка, которую я завожу, ее выражает».
В начале 1980-х Маттиас Рёинг (Matthias Roeingh 9 июля 1960 г.  ) — так на самом деле зовут Dj — играл в панк-группе, а по образованию он — строитель железобетонных конструкций. В 1985 году Рёинг взялся за ремесло Dj, т.к. панку и околопанк-неформальщине в середине 1980-х наступил конец. В 1987 году он открыл для себя хаус, который в Германии был практически никому не известен. Рёинг вместе с друзьями регулярно посещал британские подпольные вечеринки. В Объединенном Королевстве в это время как раз истерия от эйсид хаус движения: родители просят защитить своих сыновей, сыновья — от пристального внимания родителей и правительства. Рэйвы взяты под контроль спецдепартаментом ее Величества, вечеринки загнаны в клубы и усиленно мониторятся секретными сотрудниками. Мотте поразила реакция людей после конфискации массивного звукового оборудования — жаждущая ритмов толпа не слушала полисменов, а закидывала переносной кассетник на плечо и выкручивала звук на полную мощность. Двадцатидевятилетний Мотте захотел повторить подобное в Берлине. На пару со своей девушкой-художницей он организовывает шествие как выставку современной культуры и электронной музыки; и под девизом «Мир, веселье, блинчики» (в русской адаптации «Мир, дружба, жвачка») они собирают 150 своих друзей, старенький «Фольксваген» и вместе шагают по известной западноберлинской аллее Курфюрстендамм, которую в те времена называли витриной капиталистического благополучия. Так первого июля 1989 года был проведен первый «Love Parade». Первый «Love Parade» – мероприятие очень скромное, однако последствия имело огромные.

Dr. Motte
Dr. Motte
Dr. Motte
Dr. Motte

Мир — это разоружение,веселье и радость — от музыки, как средства международного общения и понимания, блинчики — за справедливое распределение ресурсов. Пацифистский и беззаботный лозунг оказался не таким уж поверхностным. В Германии эта фраза означает положение дел, отличных от радужного фасада (не все так гладко, как кажется). На тот момент в берлинской стене уже виднелись трещины: в Центральной и Восточной Европе неспокойно и требуют перемен, начинает возгораться Югославия, а жители Восточной Германии бегут в Западную, совершая крюк: через Чехословакию, Венгрию и Австрию. Венгрия, являясь тоже форпостом социализма в Центральной Европе, помогает разделенным немцам. Там на красную геронтократию уже вовсю наступают молодые демократические силы: сначала в результате переговоров в мае демонтируют ограждения на границе с буржуазной Австрией, потом в конце июня министры иностранных дел двух сопредельных государств на три часа открывают границы в знак добрых намерений — 600 восточных немцев воспользуются этой лазейкой в железном занавесе, уведомляя свое правительство: «В ГДР не вернемся». Кульминацией для остальных соцдемагогов стало августовское заявление властей Венгрии: в понедельник, с 11 сентября они открывают границы для всех. Хлынул поток. Десятки тысяч убежавших восточных немцев, обессмысливание грозной берлинской стены и ее падение ровно через 60 дней. Собственно, дело к этому и шло — в последние годы над двумя Германиями только и витала идея воссоединения; еще осенью 88-го премьер-министр ФРГ обсуждал с руководством СССР эту возможность и получил одобрение. Московский центр остро нуждается в западных кредитах и ослабевает контроль в обретенных колониях. Воссоединение для немцев — важный процесс; это обретение полностью собственной страны: без границ и автоматчиков по центру Берлина. Так что в каком-то смысле основатели « Love Parade» тоже чувствовали веяние времени.

Dr. Motte Logo
Dr. Motte Logo

Количество участников Парада любви росло год от года, соответственно росла и известность Dj. В 1991 году он окрестил себя Доктором Мотте, ездил по всей Германии крутил диски.
Во время Парада любви он традиционно держал недлинную речь у берлинской триумфальной колонны (Siegessäule). Мотте хотел, чтобы участники мероприятия не только и не просто танцевали, но были сознательными и активными участниками какого-то никому не ведомого «танцевального движения».
Он призывал к тому, чтобы посредством музыки возникала гармония и взаимопонимание между людьми, а невербальная коммуникация танцующих создавала свободные пространства. Он говорил о любви и уважении, о разнообразии видов и жанров танцевальной музыки и желал собравшимся хорошо повеселиться.

Love Parade
Love Parade

Его обращения воспринимались как большая странность, как пережиток то ли хиппи-благожелательности, то ли официального занудства эпохи «холодной войны». Но с сегодняшней точки зрения речи Доктора Мотте являются доказательством того, что с техно-бумом была связана утопия новой жизни, неважно насколько наивно сформулированная.
В 90 году в шествии по берлинскому бульвару уже примет участие две тысячи человек. В девяносто втором — тридцать тысяч, в 94 — сто десять тысяч. В последующие годы аллея не сможет вместить всех желающих и праздник с 96 года переходит на улицу 17 июня: восемь полос в совокупности, плюс полоса для парковки и тротуар без проблем вмещает миллион танцующих в 97 году. С переходом на новое место появляется новый маршрут: толпа простирается от площади Большой Звезды с колонной Победы и дальше на четыре километра на восток — к Бранденбургским воротам, к символу Германии, где праздновали ее объединение в октябре 90-го. Изюминка праздника — выступление известных или почти достигших олимпа Dj с получасовыми сэтами у самого подножья триумфальной колонны под венком крылатой богини Виктории.

Love Parade
Love Parade

Изначально «Love Parade» был фестивалем, где заводили хардкор и техно. После того, как хардкор сходит с дистанции, а транс-музыка вырвалась в мейнстрим, теперь и модные поджанры хауса начинают теснить техно. Для исполнителей участие в «Love Parade» стало сначала чем-то само собой разумеющимся, а затем и обязательным. Выставление собственной платформы (на языке «Love Parade» — «любвемобиля») стало статусным признаком для музыкальных компаний и клубов.

Love Parade
Love Parade

Кому-то «Love Parade» напоминает ежегодное «Лето любви ‘67», кому-то «Вудсток ‘69», а для многих — это огромный праздник непослушания, когда необъятный массив людей в центре Европы заполняет собой одну из крупных берлинских улиц и все целуются, обнимаются и танцуют под музыку — так, естественно, воспринимает этот огромный рэйв под открытым небом молодежь — как прорыв и невиданное зрелище, объединяющее или символизирующее целостность Германии (а с приездом на фестиваль граждан и других стран — всемирное единение под музыкальным куполом). Для старшего же поколения «Love Parade» является очагом разврата, громкой музыки и бескультурья: люди сидят на светофорах, забираются на фонари и висят на дорожных знаках. Как глобальный рэйв, «Love Parade» быстро прославляет новую моду вечно молодых: на смену хипповым из эры эйсид хауса солнцезащитным очкам с круглыми стеклами приходят футуристичные спортивные с продолговатыми линзами (наиболее эффектно смотрятся черные с серебристой оправой или цветные переливающиеся стекла с белой оправой). Мода девяностых, особенно клубная мода, — это эклектика на эклектике. Девушки надевают топы поверх футболок, сетчатые блузки на купальники, жакеты из искусственного меха и делают контрастный макияж; кто-то из парней поднимает волосы просто гелем, кто с его помощью делает огромные шипы, а кто обесцвечивает голову перекисью водорода. Прическа — это продолжение образа: красят волосы в яркий цвет, завивают дреды, плетут мелкие афро косички, закручивают хвостики. Где-то меняются местами: у парней длинная прическа с пробором посередине, у девушек бритые головы. Если их прикрыть — то только бейсболками, банданами, смешными цилиндрами или яркими панамами. Кто с пирсингом на бровях, кто оголяет грудь — и там он тоже.

Love Parade
Love Parade
Love Parade
Love Parade

На рэйвах жарко, поэтому у парней спецфутболки меняют цвета от температуры тела, а девушки танцуют в кожаных топах и купальниках серебристого или золотого цвета. Особняком стоят изделия из винила: цветастые шорты, юбки и жилетки на молниях. На ногах у девушек — массивные туфли на высокой платформе с каблуком, у парней пухлые кроссовки, типа Osiris, шеллтосы или кеды Coverse и Chuck Taylor (толпа танцует плотно, поэтому на обувь не смотрят, а чаще ее давят). Выше — юбки, шорты, полупрозрачные брюки всех расцветок и мастей у девушек; парни в джинсах, в гавайках и мешковатых карго-брюках. Кто-то проявляет нешуточную индивидуальность и одевается в нечто суперэкзотичное и мегаэкстремальное. Все в пестроте, все в радости. Репортажи с «Love Parade» и подобных мероприятий, включение кадров выступления Dj в их видеоклипы и ускоряющаяся глобализация продвигают новый стиль одежды повсеместно.

Love Parade
Love Parade
Love Parade
Love Parade
Love Parade
Love Parade

«Love Parade» стал своего рода «макдональдсом» техно-музыки. Его клоны (естественно, с разрешения официальных организаторов) появились в разных странах от Аргентины до Австрии. Мероприятие превратилось в грандиозное шоу, в котором участвовало до полутора миллионов человек. Рекорд был поставлен в Дортмунде в 2008 году — 1,8 млн человек. В 2009 году парад не проводился — помешал финансовый кризис. В 1997 году в рядах организаторов произошел раскол. Создатель Парада, Матиас Реинг, покинул проект в 2000 году, в знак протеста против коммерциализации «Love Parade», ставшего к тому времени всемирным брендом, привлекавшим и серьезных спонсоров, и наркоторговцев (последние, говорят, начинали готовиться за несколько месяцев, накапливая запасы амфетаминов, которые в несколько часов раскупались зрителями), отколовшиеся музыканты начали проводить собственную техно-демонстрацию с характерным названием Fuckparade. Однако помешать организаторам «официального» » Love Parade » они уже не могли.
В 2006 Доктор Мотте, ответственный за маркетинг Парада любви по всему свету, порвал со своим детищем, которое было не в состоянии само себя держать на плаву. Был он против и продажи прав на техно-праздник в частные руки. Он вообще против коммерциализации техно. Техно выросло и распространилось у него на глазах, а он так и не заметил или не захотел заметить  его коммерческой ориентации и глобализации.
Доктор Мотте сохранил наивность и оптимизм, в сегодняшних техно-кругах уже практически не встречающиеся. Он искренне радуется тому, что одну и ту же не меняющуюся годами музыку радостно принимают во всем мире, что возник фактически стандарт общемировой международной музыкальной культуры, находящейся в застое. И немецкие Dj и продюсеры играют в этом процессе весьма важную роль.
«Мы — одна большая, глобальная семья электронной музыки, — говорит Доктор Мотте. — Это видно особенно ярко, когда ты приезжаешь в Израиль или в Австралию, в Сан-Франциско или Мехико, в Испании, Италии. Везде любят эту музыку. Как же это здорово, что мы так близко друг от друга, все вместе».
«Love Parade» закончился в 2010-м после грандиозной давки из-за просчетов организаторов и неправильной работы полиции. Фестиваль уже три года проходил не в столице — после того, как Берлин отказался давать разрешение на рэйв, устроители открывали глобальную транс-дискотеку в полумиллионных городах на западе Германии. Последним оказался Дуйсбург, где главным входом сделали двухсотметровый тоннель, что проходил под автострадой. Трагедия в Дуйсбурге произошла в субботу, 24 июля, и, как теперь говорят многие эксперты, была неизбежна: организаторы впервые решили провести фестиваль в огороженном пространстве. «Такого никогда не было. Любой, кто бывал на Love Parade, знает, что концерты, кульминацией которых был парад Dj на специальных платформах, проходили только на открытых площадках,— говорит германский эксперт Михаэль Ледерман.— Решение провести парад в замкнутом пространстве было чистым безумием. Ведь это мероприятие, на которое может прийти любой желающий». Центр тоннеля выводил к площадке фестиваля. В какой-то момент беспрепятственное хождение со всех трех точек ограничили, и люди стали накапливаться у уличных кордонов. Через 20 минут западный вход открыли, поток хлынул, но оказался в безвыходном положении: две точки закрыты полицейскими из-за давки с другой стороны, а обратно не повернуть из-за многотысячной толпы людей, которые заполнили собой весь тоннель, а там температура поднялась до 35 градусов. Получилась пробка: уходящие из центральной точки не могли покинуть фестиваль, а приходящие с восточной и западной — попасть. Стремясь как-то найти выход, сеется паника и хаос. 21 посетитель задавлен насмерть, больше пятисот раненых. Шок для всей Германии, где «Love Parade» проходил все это время мирно.

Love Parade 2010
Love Parade 2010
Love Parade 2010
Love Parade 2010

Руководство праздника на колесах решает сначала перенести шествие в другую страну, а потом и вовсе отказывается проводить его. Осиротели клаберы — не стало глобального фестиваля, не стало символа рэйволюции (ravelution) и лаволюции (lovelution). Не стало гордой демонстрации популярности транс-музыки в Германии, наконец. Ушла эпоха. Для Доктора Мотте она ушла в 2006-м, когда он дистанцировался от своего детища, протестуя против излишней коммерциализации праздника. По той же причине другие в 97 году основали «Фак парад» (Fuck the Loveparade), который с небольшим успехом — десятки тысяч танцующих — существует и по сей день. «Love Parade» стал отправной точкой и вдохновением для создания масштабных вечеров Sensation в Нидерландах, Godskitchen и Global Gathering в Британии, Street Parade в Швейцарии, Nature One и Mayday в ФРГ, Ultra Music Festival в США.
Мотте расценивал первое шествие в восемьдесят девятом как политическую акцию. Он хотел, чтобы гости на празднике не просто танцевали, а были участниками танцевального движения. Он хотел говорить через музыкальный язык о любви, уважении и о разнообразии танцевальной музыки.
«Мы продолжаем, мы танцуем на улицах под свою музыку. Потому что музыка – эта наша жизнь», – заявил доктор Мотте. Он призывал создать всемирный независимый фонд для поддержки музыки в стиле техно.

Dr. Motte на обложке Dj Mag
Dr. Motte на обложке Dj Mag

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.